p_o_n_y (p_o_n_y) wrote,
p_o_n_y
p_o_n_y

Мрачное средневековье

Что-то меня вдруг высадило порассуждать об истории. Конкретно – о средневековом быте. Есть несколько «общих мест» в рассуждениях о средневековье, которые меня непрерывно поражают. Прежде всего, это касается условий жизни.
Вот, например, идея того, что средневековые города тонули в мусоре и нечистотах, потому что не было ЖКХ. Ну хорошо, ЖКХ не было. А мусор они из чего делали? Без шуток: из чего в средние века можно было делать мусор? Предлагаю пойти от обратного: чего нем точно не было. Для начала – упаковки. Никаких коробок, пакетов и оберток, никаких бутылок, банок и жестянок. Разумеется, никакой полиграфической продукции: газет, журналов, рекламы и т.д. Еще не было одноразовых вещей. Никаких. И даже условно одноразовых дешевых вещей «китайского производства», которые служат один-два сезона. Просто потому, что в мире средневековья еще нет промышленного производства.
Ну а что же было?
Пришедшие в негодность предметы быта? Ну хорошо. Какие? Битая посуда – да, керамические черепки. Но уже стекла не будет – оно имеет ценность даже битое и годится для повторного использования. А стоит дороже, чем сейчас. Изделия из металла? Они тоже имеют ценность: металл дорог. Разве что завалится куда в уголок на радость будущим археологам. Так что никаких железок! Деревянные предметы? Это сейчас на помойке можно найти выброшенный за ненадобностью шкаф. А тогда его было проще сжечь, если для других нужд приспособить не получалось: дрова тоже стоят денег (а мебели из ДСП да-да, не было). Тряпки? Вспомните наших бабушек-прабабушек и их отношение к вещам, а так же ряд народных промыслов начиная с пэчворка: не на пустом месте возникла лоскутная техника. Это сейчас мы идем в магазин и покупаем себе новую ткань, чтобы порезать на лоскутки. Тогда любая тряпка жила до глубокой дряхлости. Потому что тоже стоила денег. Не говоря уж о том, что бумагу вообще-то начали делать в Европе в XII-XIII веке, и делали ее из льняных тряпок. Потому что из целлюлозы не умели, ага. Ну вот в конечном итоге у нас остались шерстяные тряпки на выходе, битая керамика, куски пришедшей в полную негодность кожи такого размера, что даже ремешок уже не вырежешь. И как этого можно много производить, если все вещи служат долго и используются многократно?
Теперь пищевые отходы. Ну хорошо. Какие именно? От зерновых и бобовых отходов практически нет. От молочных продуктов – тоже. Овощи?.. Капуста идет в пищу практически целиком, репа, морковь, редька, лук тоже «поставляют» мало очистков. Картошки и бананов нет. Мясо. В условиях натурального хозяйства количество отходов от туши тоже минимально. Мясо и большая часть внутренних органов идут в пищу, шкура – в кожевенное производство, из костей варят клей, из копыт тоже, в добавок, на цевки – (ноги с копытами) претендуют резчики по кости, рога тоже без дела не остаются, кровь и кишки идут на колбасу. Если мы возьмем современные нормы потребления мяса на душу населения (60-65 кг в год), разлагаемых и неиспользуемых отходов останется около 3 кг в год на человека. Что у нас осталось? Рыба. Вес несъедобных внутренностей рыбы составляет около 12-15% тушки. Есть еще кости и чешуя, но из них, вот зараза, опять-таки делают рыбий клей. Если мы возьмем современное потребление рыбы на душу населения – 15 кг в год, мы обнаружим, что единица населения производит в год 1,5-2 кг разлагаемых рыбьих остатков. Как хотите, но этого явно недостаточно для того, чтобы «тонуть» в отбросах.
Теперь давайте про нечистоты. Почему-то, применительно к средневековью, все очень любят нечистоты, а так же натуральные ручейки последних, текущие по улице. Предлагаю применить к этому поэтичному образу бытовые деревянные счеты. Итак, чтобы заиметь ручеек канализационных стоков шириной около 25 см и глубиной 5-10 (возьмем среднее: 8 см), на улице длиной 100 м, нам нужно... Ах да, нам нужна еще скорость течения. Для того, чтобы изваять подобную лужу нам потребуется 1 куб.м. жидкости. Чтобы это всё еще и текло со скоростью хотя бы 1 км\ч (впятеро медленнее идущего человека), нам нужно уже 10 кубов или 1000 (одна тысяча) ведер. В час. Ага. Ничего в этой цифре странным не кажется? Так что сойдемся на том, что «ручьи помоев» все-таки художественное преувеличение. Вредная наука физика решительно против. При отсутствии центрального водопровода треснет что-нибудь столько воды перетаскать.
А как же обувь на высоких подметках-ходулях? А очень просто: резиновых сапог действительно не было. Ливневой канализации и асфальта тоже. Поэтому в плохую погоду действительно было мокро и грязно. Ну, как в деревне осенью примерно. А обувь действительно промокала. Но к помоям это не имеет ни малейшего отношения.
А, кстати, выливали ли помои из окна? Действительно, выливали. «Помои» в прямом, исходном смысле слова: воду после мытья (купания, стирки, мытья полов). А вот ночные горшки или пищевые отходы – нет. Почему, в конце концов, надо считать, что средневековые города были филиалом дурдома и там жили ненормальные? Выливая горшок из окна, ты в первую очередь выливаешь его не кому-то на голову, а себе на крыльцо и под окна. То есть, делаешь бяку не чужому дяде, а себе лично. Я отчего-то сомневаюсь в том, что люди так поступали. Хотя бы потому, что тогда не существовало бы вообще необходимости в туалетах: если людей не напрягает, то можно просто гадить себе под окно. Ну, или на крылечко. Однако, проблема была, и люди отчего-то предпочитали «делать это» в изолированные емкости. Вряд ли только для того, чтобы после опорожнить емкость себе под ноги. Ну а если уж подвернулся прохожий... С максимальной вероятностью – это твой сосед. С которым тебе еще жить и жить нос к носу. Так что гадость, как ни крути, получается всё равно в свой огород: сосед-то тебе припомнит.
А куда девали то, что не вывливали из окон? Была такая древняя и уважаемая профессия: золотарь. Моча так и вовсе была необходимым «реактивом» для кожевенного дела, в ней шкуры замачивали. А остальное вывозили и использовали в качестве удобрения – вместе с навозом и пищевыми отходами.
И, кстати, я своими глазами видела «общественные туалеты» производства XVI века (традиционно считающегося одним из самых грязных) в Ла Лагуне. Местная (собственно, средиземноморская по происхождению) архитектура подразумевает глубокие воротные ниши-арки. Так вот, чтобы там не мочились недотерпевшие прохожие, в темных углах стоят чаши модели «писсуар», соединенные с резервуаром, который периодически опорожнялся - всё тем же цехом кожевенников.
Собственно, остается тогдашний аналог «выхлопных газов»: побочные продукты транспортной системы. Навоз, проще говоря. Однако, действительно серьезной проблемой это стало лишь к концу XIX века, в связи с резкой централизацией и укрупнением производства, вызванной этим урбанизацией (например, население городов США увеличилось на 30 млн человек за последнюю четверть века), повышением объема грузоперевозок, количества общественного транспорта (из-за увеличения размера городов), уменьшением количества сельхозугодий (потребителей навоза как удобрения) в непосредственной близости городов и т.д. А работало это всё на конной тяге, да.
Но весь этот «навозный коллапс» был вызван промышленной революцией, до которой средним векам еще далековато. В средние века и лошадей в городах было поменьше: объем грузоперевозок несопоставим (кстати, вот любопытный факт: лошади тяжеловозных пород появились не ранее XVIII века: раньше никому не нужна была скотина, которая везет до хрена тонн, с ней нечего было делать, потому что нечего везти, и дорог для таких повозок тоже не было), общественного транспорта еще нет (размер городов не требует). И сельхозугодья тяготели к городам, а не дистанцировались от них, как случилось с началом промышленной революции. А места маловато, с подсечно-огневым земледелием дело уже скучно обстоит, так что без удобрений как-то не перебьешься. Так что потребители навоза были и находились в транспортной доступности.
Так что, в сущности, средневековому городу совершенно неоткуда было быть шибко грязным. Вряд ли там было грязнее, чем в обычной деревне без центральных коммуникаций. А то и чище, потому что минус все отходы цивилизации: от пакетов и бутылок до автопокрышек и железок. Разумеется, были и окраины, и маргинальные районы – как же без этого. И крысы, конечно, были.
Кстати, врысы.. Про крыс – пару слов отдельно. Общее мнение сводится к тому, что крыс было очень много, потому что в городах было очень много отбросов. Но вот мы только что посчитали: суммарное количество отбросов составляет в среднем 7 кг в год на человека (3 кг – от мяса, 2 кг – от рыбы, еще 2 кг отведем на прочие продукты). Крыса ест примерно 50 г в день. Оно же – 18 кг в год. То есть, 2,5 человека способно прокормить пищевыми отходами ОДНУ крысу. При полном расчетном отсутствии других потребителей отходов – от домашней скотины до ворон и чаек.
Так что же, крыс не было? Да нет, конечно, были и много. Только крысы – особенно в средневековье – в большей степени «принадлежность» не помоек, а хранилищ. Амбаров, портовых и торговых складов. Об этом же, кстати, говорит история чумы: все пандемии чумы (то есть, обе: их было всего две) привязаны именно к складам товара: первая завезена торговым караваном, вторая распространялась на кораблях и поражала в первую очередь портовые кварталы. А надо ли говорить, что уж на кораблях-то отбросов нет от слова «совсем». Правильно, их за борт выкидывают.
Ну и напоследок – про гигиену и болезни. Еще одно «общее место»: всякие эпидемии были вызваны грязью и скученностью. Но давайте посмотрим, насколько в реальности основные эпидемические заболевания вообще связаны с уровнем чистоты и гигиены.
Для начала – все те же синантропные грызуны. Они переносят приличный список болезней, лечение или даже дифференциальная диагностика которых в Средние века находились под большим вопросом. Но мы только что выяснили, что количество крыс слабо связано с уровнем чистоты. Оно связано исключительно с эффективностью методов дератизации.
Блохи и вши, которые тоже переносят массу заболеваний. Жаль разочаровывать любителей гигиены,но наличие блох и вшей никак с последней не связано. Сомневающимся рекомендую посетить любую аптеку и ознакомиться с линейкой противопедикулёзнх средств, так же заглянуть на «собачьи» форумы, полистать темы про блох. Просто для того, чтобы убедиться: воды и мыла (в любых количествах) недостаточно. Помогают только инсектициды и высокотемпературная обработка. А когда из инсектицидов есть только полынь и уксус, а из методов высокотемпературной обработки – утюг, которым трудновато обработать помещение...
Итак, чума, тиф индийский (корабельный), сыпной и возвратный, часть случаев описанной холеры (которая, в следствие отсутствия дифференциальной диагностики запросто может оказаться сальмонеллезами, листериозами или лептоспирозами, а при отсутствии современных медикаментов прогноз во всех случаях довольно паршивый) не имеют никакого отношения к чистоте. И оспа, кстати, тоже. Можно хоть лопнуть от гигиены, но оспа – вирусное заболевание, передающееся воздушно-капельным путем.
Холера. Это, действительно, заболевание с орально-фекальным способом заражения. Особенно неприятное тем, что 4-5% переболевших остаются носителями холерного вибриона без клинических признаков, а так же он отлично попадает в рыбу и другие морепродукты, которые без термической обработки могут служить источником инфекции. Однако, для вспышек холеры совершенно не нужна какая-нибудь жуткая антисанитария: они случаются до сих пор, последняя на территории России – в прошлом году. Почему они не превращаются в эпидемии? Нет, не потому, что сейчас намного чище. А потому что сейчас есть санэпидстанции, лабораторная диагностика и четкие знания о путях заражения и способах лечения. А представьте себе ту же вспышку холеры в Донбассе или в Ростовской области – но только мы не знаем, откуда она берется, не знаем, как происходит заражение, не можем выделить холерный вибрион и не понимаем как его лечить. И что бы было?.. Правильно, эпидемия.
Дизентерия. Это скорее симптомокомплекс, чем конкретная болезнь. Особенно в средние века, при невозможности дифференциальной лабораторной диагностики. Одних шигеллезов – куча серологических форм, да еще и амебная дизентерия... Кстати, шигеллы с удовольствием размножаются в пищевых продуктах, так что далеко не всегда дизентирия связана с загрязнением водоемов. Вспышки дизентерии происходят до сих пор, как пищевой так и водной – то есть, современный уровень очистки водопроводной воды и наличие канализации не гарантирует от. Почему сейчас вспышки не превращаются в эпидемии? См. выше.
Так что грязь и антисанитария средневековых городов, это миф, порожденный воображением современного горожанина: что будет, если исчезнет ЖКХ в современном мегаполисе.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments